Назад
Проекты / Господь каждого призывает в свое время!
Господь каждого призывает в свое время!
Поделиться:

Пребывая в обители Богородицы в Новомосковске, Творческая студия «Обитель» с особой радостью встречает очередного героя проекта «Ровесники века» архимандрита Кирилла (Титова), духовника монашествующих Тульской епархии, человека, на глазах которого проходило восстановление монастырей нашего региона и который в зрелом возрасте, единодушно с супругой Ольгой, принял решение о монашеском постриге…

Отец Кирилл, спасибо, что согласились на беседу, и хотелось бы начать разговор с воспоминаний о детстве. Были ли ваши родители, сообразно времени, атеистами или все-таки потихоньку молились?

Родители мои были православные – и мама и папа ходили в храм. Нас тоже приучали к молитве, и мы тоже исповедовались и причащались Христовых Тинств. Родители соединили свою жизнь в Таинстве венчания, а мы были крещены в детстве с младшим братом Николаем. Так что с детства мы были приучены к Церкви Божией…

Кто из членов семьи оказал наибольшее влияние на ваше укрепление в вере?

Бабушка и две тети. Они, так получилось, незамужние были и я, когда на каникулах у них жил, то вместе с ними на Литургию ходил. Да, в этом смысле они меня воспитали больше, чем родители, которые работали очень много.

Что же все-таки произошло в жизни такого, что бы советский агроном вдруг взял и решил в 20 лет стать священнослужителем?

Нас Господь призывает каждого в свое время!.. Я агрономом работал и помню, как сейчас, в одном из отделений нашего совхоза, в деревне Горки, находился храм, закрытый во времена богоборческие. По работе я часто мимо проезжал и останавливался, чтобы лошадь как бы отдохнула, а я тем временем с бабульками общался и слушал их рассказы о том, как все раньше было. Уже тогда понимал, что духовная жизнь мне ближе и дороже. Кстати, старушки эти подарили мне требное Евангелие, с пометками на полях рукописными – так Господь распорядился, что мне они вродек и храм этот духовно передали…

Господь так судил, что в диаконы вас рукополагал митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (Ротов), а диаконскую присягу принимал протоиерей Константин Быстриевский, духовник Царской семьи и великих княжон дома Романовых в Царском Селе. Поделитесь, что это были за люди, и какие наставления вы от них получили?

Про владыку Никодима всем известно, что это человек Церкви и был таким с самого детства. Он умер молодым совсем – еще и 49 лет не сравнялось. Из-за трудов и переживаний шесть инфарктов пережил…
Жил он, как я его застал, при академии. Там у него и храм домовой был, и приемная. Все мы видели в нем словно отца родного, такой был светлый и добрый человек! В любое время можно было придти к нему, хоть ночью, и он всегда посоветуют духовно или поможет материально.
Еще очень любил подарки привозить, когда бывал за границей – каждому хоть мелочь-безделицу, но с любовью и уважением.
В те времена, при рукоположении всегда давалось 100 рублей на подрясник, 100 рублей на рясу. Если женишься, то тоже помогали.
Из нашего выпуска вышло 16 архиереев, в том числе и Святейший Патриарх Кирилл. Так вот владыка Никодим всех определял заранее, кто кем станет. Мне он говорил, что буду монахом.

А в отношении отца Константина Быстриевского? – Студенты его боготворили!
Он был у нас духовником, и ему в семинарии дали комнату. Он еще был и благочинным академического храма, поэтому все священники, которые у нас рукополагались, к нему ходили на исповедь. Очень добрый был, просто все объяснял, если вдруг преподаватель какой заболеет, он приходил, на замещение. Помню, Святейший Патриарх Кирилл говорил, что его рассказы, за пределы программы выходившие, запоминались больше, чем сам предмет.
К примеру, как-то отец Константин научил нас помнить сколько Евангелий есть. Все понят, что было 4 евангелиста, значит и книг святых столько же должно быть - по логике. Но ведь еще есть воскресные… И вот он говорил, что все Евангелий одиннадцать и перечислял - от Матфея одно, от Марка 2, от Луки 3, остальные шесть от Иоанна!
И еще помню он всегда, правую руку показывая, говорил, что не одна великая княжна ее целовала. Царскую семью он окормлял..

Продолжая тему замечательных людей, с которыми вам довелось общаться… Какими запомнились вам монахини Шамординской Свято-Казанской обители, приехавших в Тульскую губернию после ссылки из Казахстана?

Простота… Смирение… Этому они всю жизнь свою посвятили – служению Богу! Я захватил монахиню Амвросию, кстати, когда ее постригали, ей четки подарил преподобный Амвросий Оптинский. Они у меня потом хранились, но когда я был в Шамордино, то передал их в обитель, как наследие. С книгами интересно – они говорили, мол, посмотри на чердаке, так я когда полез, а там два гроба стоят, потому что они заранее себе это готовили…
Схимонахиня Мария слепая была, но внутренним взором многое видела. Случай такой был - крышу перекрывали и спешили, а там надо было под трубой покрыть, где с земли не видно и работник говорит, мол, да что там, монашка все равно ничего не видит, что она проверять что ли станет… А она вдруг выходит и говорит: «Что это там слева возле трубы дырка торчит какая-то»?
Работник чуть с крыши не упал, думал, что она не слепая, а притворяется!
Много чего надо было бы записывать тогда, но молод был. Сейчас с нынешним опытом все бы записал, каждое слово драгоценное…

Указом Святейшего Патриарха Московского Алексия II в 2001 году в селе Папоротка был образован Казанский женский монастырь, восстанавливающийся не только на ваших глазах, но во многом и вашим деятельным участием. Расскажите, как это происходило, какие были трудности, какие радости?

Конечно, жилье было - я отдал в котором сам жил настоятелем. Еще сторожка была – стала трапезной, а они летом приехали и поначалу столы прямо на улице ставили и там трапезничали, потом навесы сделали. Потихоньку стали ездить кирпич привозить с Новомосковска, чтобы изгородь делать. Люди очень откликались, а самое главное председатель колхоза, кстати мой бывший преподаватель, был очень рад, что возрождается храм.
Жили по силам и средствам – огород был у меня, так я урождай с него, особенно первые урожаи, вместе с ними собирал да им и оставлял. Потом помощь давали какую-то гуманитарную. Выживали…
Сами сестры, Спаси Господи, трудились – кирпич носили, раствор месили, все строили. Через два года корпус построили.
Самое главное, что в храме молитва не умолкала, а с ней и все трудности переносились легче!

Спустя три года, в этом же монастыре, по Божией воле и обоюдному желанию с супругой Ольгой вы, в возрасте, так сказать, глубоко за пятьдесят, приняли монашеский постриг. Что повлияло на ваше решение, и каким образом сейчас происходит общение с матушкой Марией?

Хвалиться не надо – где похвалишься, там лукавый обкрадет… «Я буду монахом», - все кто так говорил, монахами не стали и все женились, а те, которые молчали, они и стали монахами.
Помню, когда мы пришли за благословением к владыке Никодиму (Ротову), он нас благословил и когда матушка отошла, постучал меня по голове и сказал, дурак, зачем ты женишься…
У матушки моей, папа в монастыре служил и похоронен в пещерах Псковских. Бабушка у нее была схимонахиня, тетя и сестра двоюродная у владыки Питирима работали, кстати вместе с ней работала мать Патриарха Никона они подруги были и когда ее уже благословили на монашество, отец Иоанн Крестьянкин постриг совершал…
Время пришло и когда нам сравнялось по 50 лет, и отец Иоанн Крестьянкин нам сказал, что с этого времени прекращать надо супружеские связи и прием мясной пищи, потом поехали на Святую землю, там тоже благословение, после я на Афон ездил. Так мы к этому подготавливались и все ждали знамения какого-то, владыка Александр Бакинский, мы с ним вместе на горе Синай служили, сказал: «Не форсируй, время придет и все Господь как надо управит». …
Потом я катастрофу автомобильную попал и чудом Божиим жив остался – тут желание особо окрепло и обратились к приснопамятному отцу архимандриту Лавру (Тимохину), который отправил нас к владыке Алексию (Кутепову) и, после того, как прошения написали, дал он нам имена Кирилл и Мария, благословив матушку келейницей у меня стать. Так вот спасаемся…

Есть ли разница, по каким-то душевным переживаниям, между рукоположением и постригом?

Рукоположение это Таинство, а постриг - обряд, хотя и считают его неофициально восьмым таинством. Призывается благодать Духа Святого… Переживания, понимаете, постриг – это тоже подвиг благодатный и поэтому я помню, когда нас постригал отец Лавр, жизнь то уже прожита и покаяние есть, да такое, что я рыдал навзрыд, стоя еще на костылях, а все вокруг со свечами стояли и тоже плакали… Отец Лавр потом сказал, что такого пострига еще не видел. Что там, вот сейчас вспоминаю - и снова слезы наворачиваются…

Великому посту предшествует один из дней, называемый в народе Прощеным воскресеньем. Каково это прощать не весь мир, а каждого конкретного человека, прегрешения которого известны вам, особенно как духовнику монашествующих Тульской епархии?

Мы должны Слово Божие исполнять и если мы не простим согрешения, то и нам Господь не простит – это однозначно!

В одном из выпусков проекта «Ровесники века» схиархимандрит Илий (Ноздрин), духовник Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, отмечал проблемы современного духовничества, особенно в поиске духовника. Как вам видится эта проблема?

Раньше конечно духовники были в каждом селе и блаженные и болящие, а сейчас все оскудевает, но тем не менее, семинарии открыты, монастыри открыты, то есть люди идут и значит они желают духовной жизни, ну а старцев, как раньше, почему сейчас нет - потому что послушников нет… Надо искать – просите и обрящете, стучите и откроют вам.

Основатель монашества преподобный Антоний Великий ставил во главу угла для монахов не пост и молитву, а рассудительность, то есть трезвое, правильное отношение к Богу, к вере, к догматике, к человеку. Насколько сегодня актуальны такие наставления?

Рассудительность о которой говорит Антоний, я думаю она должна быть в любом подвиге, в том числе и в посте и в молитве, а в апостольских правилах, святоотеческом учении, в канонах, богословии и догматике и так далее, должна быть исполнительность, я так понимаю. Даже Господь говорит в Евангелии, что ни прибавить не убавить – что написано, то исполнять…

В завершении общий для всех «Ровесников века» вопрос: «Счастливый ли вы человек и если да, то почему»?

Я благодарю Бога за то, что Он поставил меня на этот свечник! Старался все время служить и светить, чтобы именно не навредить. Как Господь мне помогал и как судить станет – это уже тайны вечности, но прошу Бога и молюсь, чтобы Он меня укрепил в последнее время, - старость есть старость и немощь наступает, - чтобы мне по мере сил моих дослужить. Чтобы светильник, который и девы мудрые несли, не погас и мог бы я с ним зайти в чертог Небесный, где услышал бы я слово Божие о том, что Он принял мое служение, мою жизнь и мои дела и оправдает меня, Спаси Господи.

Алексей Анкин